Пельмешки из психушки

Текст: Марина Сизова

B феврале позапрошлого года пермяки узнали шокирующую новость: в крае массово стерилизуют пациенток психучреждений. Директора Озёрского психоневрологического интерната Григория Банникова, который, к тому же, являлся ещё и депутатом Земского собрания Ординского района и который послал трёх жёнщин на стерилизацию, всенародно заклеймили, осудили, затем неожиданно оправдали как «стерилизатора», но привлекли за другое. На этом скандал не исчерпывается. Банников, теперь уже бывший директор интерната, снова под следствием. Речь идёт о миллионе потраченных бюджетных средств.

Директор Озёрского психоневрологического интерната часто приводился в пример руководителям аналогичных учреждений как эффективный менеджер. Интернат самостоятельно находил деньги на своё содержание и, кстати, первым приобрёл статус автономного учреждения. Об этом сам Банников не без гордости поведал как следствию, так и суду. В то время как другие организации стонут и жалуются о невозможности выжить в самостоятельном плавании.

Может быть, Григорий Банников – прирождённый руководитель? Может быть, он, в отличие от других, действительно знает какие-то секреты? Руководители других профильных учреждений, говорят, не раз приезжали осваивать опыт Озёрского ПНИ.

До той поры, пока действиями эффективного менеджера не заинтересовались следственные органы. И что же выяснилось? Каким образом учреждение зарабатывало положительный имидж? Оказалось, что директор тратил личные средства пациентов! И это, по его словам, была повсеместная практика, которая поощрялась вышестоящим начальством!

БОЛЬНЫХ БАБУШЕК ПОСТАВИЛИ НА ЛЫЖИ?
Все обитатели интерната получают пенсию, некоторые даже две – по инвалидности и по возрасту. Эта пенсионная сумма, в свою очередь, делится на две части. Большая часть – 75 процентов – переводится на лицевой счёт учреждения и расходуется на общие нужды заведения. Эти деньги интернат должен потратить на проживание больных, в том числе приобрести медикаменты, продукты питания, мягкий и спортивный инвентарь, бытовую и видеотехнику, постельные принадлежности, мебель, одежду…

Вторая часть пенсии – 25 процентов – в соответствии с нормативными документами должна расходоваться только на личные нужды пациента.

В данном случае, поскольку в Озёрском психоневрологичес­ком интернате содержатся люди недееспособные, психически больные, распоряжаться этими средствами должен опекун, то есть директор учреждения Григорий Банников. Он и распорядился. По своему усмотрению. Как только Банников узнавал, что та или иная пациентка при смерти, он сразу же снимал с их личного счёта деньги. И покупал, к примеру, лыжи! Зачем 80–90-летним бабушкам лыжи? Да ещё на смертном одре? Да ещё несколько пар? Да ещё весной? После смерти бабушек лыжи снимались с их учёта и переходили в общее пользование. Таким образом Банников потратил деньги восьми женщин.

«К нам поступала жалоба от родственников одной из пациенток. На её личные средства был куплен телевизор, но в её комнате его не было, – рассказывает начальник Кунгурского межрайонного следственного отдела Виталий Игнатенко. – Однако впоследствии сотрудники интерната телевизор откуда-то притащили. В общем, мы не нашли доказательств, что директор использовал деньги опекаемых в личных интересах».

По объяснениям самого Банникова, деньги бабушек тратились лишь «на нужды учреждения в целях снижения бюджетных затрат». На эти деньги приобреталась электробытовая техника, аудио- и видеоаппаратура, запасные части для транспорта, спортивный инвентарь, всего на 174 357 рублей 30 копеек. На эту же сумму, говорит он, уменьшилась и нагрузка на бюджет. Трогательная, конечно, забота о краевом бюджете.

Цитата из решения суда: «Укрепление же материально-технической базы интерната за счёт личных средств опекаемых действительно, как справедливо отметил сам осужденный, не могло не приветствоваться вышестоящим руководством, неоднократно поощрявшим его за эффективное управление учреждением и ставившим его в пример другим руководителям интернатов подобного профиля».

Выходит, непосредственное руководство Озёрского ПНИ – Агентство по управлению соцучреждениями края, именно так представляет, как должны выживать – простите, существовать автономные учреждения?

ДА НЕ ВИНОВАТЫЙ ОН
И всё же скандал разразился по другому поводу и после доклада уполномоченного по правам человека по Пермскому краю Татьяны Марголиной в начале позапрошлого года. В нём говорилось, что по результатам проверок в ряде психоневрологических лечебниц вскрылись вопиющие факты: так, в Озёрском интернате четырнадцать недееспособных молодых женщин были принудительно подвергнуты медицинской стерилизации. Реакция на доклад последовала практически сразу же. В результате проверки, проведённой правоохранительными органами, было возбуждено уголовное дело. Из четырнадцати случаев следствие признало криминальными всего три. И все они произошли при директорстве Григория Банникова. Ординский районный суд в октябре прошлого года приговорил Банникова к двум годам условно – за превышение служебных полномочий (за случаи стерилизации и за незаконное использование личных средств престарелых пациентов). Банников подал кассационную жалобу. И 2 декабря 2010 года Пермский краевой суд согласился с решением ординских коллег, но лишь наполовину. Суд признал, что директор не имел права использовать личные средства граждан. Тем более что у этих граждан могли иметься прямые наследники – родственники, а если таковых бы не нашлось, то имущество должно было отойти государству. По второму же факту – стерилизации молодых женщин, суд не обнаружил состава преступления. Суд счёл, что директор интерната, давая согласие на медицинское вмешательство, «не выходил за пределы предоставленных ему законом полномочий».

В итоге наказание было снижено до одного года условно с испытательным сроком шесть месяцев.

Уполномоченный по правам человека по Пермскому краю Татьяна Марголина считает, что отмена приказа министра здравоохранения, изданного ещё в 1993 году, в котором чётко была прописана процедура, предшествующая принудительному прерыванию беременности и стерилизации недееспособных женщин, привела к тому, что теперь должностные лица могут нарушать права женщин и потом уходить от ответственности, как это и произошло в случае с Банниковым. Приказ был отменён в 2009 году министром здравоохранения и социального развития РФ Татьяной Голиковой в одностороннем порядке, а другого нормативно-правового акта, который бы предусматривал средства защиты прав таких женщин, в российском законодательстве нет. Поэтому теперь женщин могут стерилизовать даже без необходимого решения суда. И это в результате способно привести к грубейшему нарушению прав граждан, говорит Марголина.
«Краевой суд принимал решение об отмене Банникову приговора, ссылаясь именно на отмену приказа Минздрава, не принимая во внимание действующие в России международные стандарты (в частности, статью 7 Римского статута Международного уголовного суда, принятого в 1998 году), по которым принудительная стерилизация является преступлением против человечности. Всем нам еще предстоит преодолеть свои собственные стереотипы отношения к людям с проблемами ментальности», – комментирует омбудсмен.

По её словам, в 2011 году пациенты психиатрических клиник и психоневрологических интернатов будут вновь взяты под особый контроль уполномоченного.

Кроме того, Татьяна Марголина намерена выйти на федеральный уровень с предложением о создании дополнительных гарантий защиты прав недееспособных.

ПУТАНИЦА В КАРМАНАХ
Между тем скандал не исчерпан. Григорий Банников снова находится под следствием. В отношении бывшего директора интерната возбуждено ещё одно уголовное дело, он снова подозревается в злоупотреблении должностными полномочиями во время всё того же директорства в психучреждении.

По версии следствия, будучи руководителем интерната, Банников с 2006 по 2009 год принимал на работу «мёртвые души». Во время его директорства были оформлены на ставки в интернат в разное время буфетчик, санитарка, уборщица, сторож. За этими должностями действительно стояли реальные люди. Только вот свои должностные обязанности они никогда не выполняли, считает следствие. И всё же свою зарплату они получали не за просто так. Действительную работу – по переработке мяса – они выполняли в крестьянско-фермерском хозяйстве индивидуального предпринимателя Данилова, который (внимание!) на тот момент являлся заместителем Банникова в интернате.

То есть люди трудились на одно – частное – лицо, а зарплату за это получали из другого кармана – государственного, делают выводы в следственном органе.

Более того, по словам Игнатенко, крестьянско-фермерское хозяйство располагалось… на территории психушки. Потому что эта четвёрка в одном из помещений интерната…лепила пельмешки, которые впоследствии продавались под брендом крестьянско-фермерского хозяйства.

«Мясо, полагающееся больным, перерабатывалось в фарш, из которого лепились пельмени. Да, какая-то часть продукции шла в интернат, но другая часть продавалась в разных городах края, и пока не понятно, куда шла выручка, – озвучивает свои предположения Виталий Игнатенко. – При этом использовалось помещение интерната, за аренду которого на счёт учреждения не поступало ни копейки, оборудование интерната, тратилось электричество. В целом мы насчитали ущерба где-то на миллион рублей».

Вот интересно, что ещё должно было произойти в специнтернате, чтобы его руководство реально наказали, а не просто пожурили?

Добавьте виджет и следите за новыми публикациями "Иной газеты" у себя на Яндексе:

+ Иная газета

Иная газета - Город Березники. Информационно-аналитический ресурс, ежедневные новости Урала и России.

добавить на Яндекс


Происшествия