Архив, 27.8.2013, статья

Мечта пока не родилась

«Мы отказываемся верить, что банк справедливости обанкротился. Мы отказываемся верить, что в огромных хранилищах возможностей нашего государства недостаточно средств. И мы пришли, чтобы получить по этому чеку — чеку, по которому нам будут выданы сокровища свободы и гарантии справедливости… У меня есть мечта, что настанет день, когда все низины поднимутся, все холмы и горы опустятся, неровные местности станут равнинами, искривленные места станут прямыми, величие Господа явится перед нами, и все смертные вместе удостоверятся в этом».

Ну, Навальный, погоди!

Ролик с березниковцем Антоном Марамыгиным, обратившимся к Президенту Владимиру Путину на
Селигере, вызвал настоящую эмоциональную бурю в интернете. Дело не только в том, что интернет- пользователи увидели в этом публичном акте молодого казака желание попиариться на путинском фоне и приблизиться к власти. Скандальность ситуации придало другое: в молодом человеке, беседующим с Путиным и пожимающим ему руку, многие узнали бывшего десятника МММ, ранее столь же красноречиво агитирующего с видеоролика за эту финансовую пирамиду.

Необъявленная война. Металлурги попали в немилость губернатора

В Челябинской области нарастает серьезный социальный кризис. Виной всему – действия местной власти, которая начала крестовый поход против металлургических предприятий Южного Урала. Собственникам заводов предлагается переносить предприятия за черту города, соответственно, останавливать производство. Михаил Юревич, губернатор Челябинской области: «Мучить будем руководителей этих предприятий для того, чтобы они свои выхлопы стерилизовали, так сказать…»

Культурной политики в стране нет

Он совершенно спокойно без ожидаемого снобизма общается с провинциальными журналистами, рассуждает об отношении российских властей к культуре, то и дело запускает холеную ширококостную руку в седоватые кудри. Он говорит – заслушаешься. Заслушиваюсь, а в голове стучит молоточек: «Ты ж его «ЧП районного масштаба» в «Юности» читала, когда школьницей была!». Где-то на середине разговора молоточек уходит на второй план, на первый – разговор... о том, почему правителям труднее обмануть думающее общество?