Архив, 31.7.2012, статья

Мода на намордник

Я призвал собаку для профилактической беседы. Меня приятель из органов научил, что это иногда помогает. Понимаешь, тут какое дело, говорю собаке, времена настали такие, что надо бы тебе, да и всем теперь меньше тявкать. Да-да, и на гастарбайтеров тоже, уточняю я свое внушение, учитывая, что собачка бойкой английской породы немножко расистка и гастарбайтеров на дух не переносит...

Обещание на рассвете

Возможно, лет через десять Березники будут более известны не как промышленный город с шахтными провалами, а как родной город звезды мировой величины - певца Никиты Галяутдинова. И пусть столь громкие авансы 13-летнему мальчишке кому-то покажутся преувеличенными, но этому есть реальные предпосылки: уникальный голос, большое трудолюбие и талантливый педагог. Осталось добавить еще немного удачи…

Флаг им в руки

По итогам инспекционной поездки на предприятия оборонно-промышленного комплекса члена Кабинета министров РФ не было оглашено ни одного готового решения: по словам губернатора края Виктора Басаргина, по чьему приглашению Рогозин и побывал в Перми, конкретные поручения ещё только будут даны. Может, поэтому заместитель председателя Правительства РФ, по собственному его признанию, и покинул Пермь с хорошим настроением. Как заявил вице-премьер, на примере оборонных предприятий он убедился: преодоление технической отсталости российской промышленности возможно.

Деньги наши, стали ваши

Отечественное законодательство дает силовикам широкие полномочия в плане обысков, изъятия ценностей и иных способов давления на интересующих их лиц. И история с миллионами, изъятыми в квартире Ксении Собчак, куда следователи пришли искать оппозиционера Илью Яшина, — обычная следственная практика. Басманный суд отказал Ксении Собчак в жалобе на изъятие следователями денег при обыске в ее квартире. Эта история одновременно и удивительна, и чрезвычайно характерна. В случае с Собчак очень похоже, что речь идет о демонстративном давлении, причем, возможно, по мотивам мести.

Обыватель до и во время национальной катастрофы

Общественную атмосферу в современной России можно охарактеризовать одним словом – безысходность. Безысходность витает именно в «общественной атмосфере», в которую люди попадают либо по долгу службы, либо просто по долгу, либо временно выпадают в сферу «широких общественных интересов» по надобностям частной жизни. Сама же «частная жизнь» живёт по своим законом, и лишь изредка и фрагментарно соотносится с процессами в «общественной атмосфере». Поэтому безысходность явно «витает», но как бы не для всех, не везде и не всегда.